Oct. 23rd, 2013

nyat: (Владка Мид)
продолжение.
предыдущие посты: http://toh_kee_tay.livejournal.com/tag/vladka%20meed

Нелегальные квартиры



С расширением нашей деятельности возросла потребность в нелегальных квартирах. Связные постоянно искали подходящие помещения. В первую очередь жилье выделялось тем, у кого была еврейская внешность. Для совещаний и переговоров мы собирались на квартирах тех из наших товарищей, у кого была арийская внешность, и для кого принимать гостей было нормальным обычным делом.

На Сенаторской 9 в небольшой комнате на четвертом этаже жил Генрик Фишгрунд (*** Сало (Саломон) «Генрик» Фишгрунд – член Бунда с каких-то еще революционных годов, ему ко времени нашего рассказа уже лет 50. ***) Бундовцы собирались там еще до восстания Варшавского гетто. Именно там я впервые встретила Абрашу Блюма (*** см. тут http://toh-kee-tay.livejournal.com/612099.html и тут http://toh-kee-tay.livejournal.com/612864.html ***) и Берека Шнайдмила, представителя центрального комитета в гетто и командира одного из вооруженных отрядов во время восстания, а так же других лидеров подполья, таких как Самсонович, Мускат и Леон Фейнер (*** Леон Фейнер – настоящее имя Миколая Березовского, во множестве упоминаемого в этой книге связного с польским подпольем; кто такой Мускат, не знаю; о Самсоновиче см. ниже в этой главе. ***) Сюда приходили курьеры, чтобы забрать деньги, фальшивые документы и «нелегальную» литературу, полученную от польского подполья для раздачи евреям, проживавшим в городе нелегально и пытавшимся выдать себя за поляков.

То и дело из предосторожности мы собирались где-нибудь еще. Какое-то время я встречалась с Миколаем (*** с Леоном Фейнером ***) в доме у Муската, заходила через день – отчитаться о проделанной работе и получить новые инструкции. Но польская домохозяйка Муската начала подозрительно относиться к моим частым визитам, и их количество пришлось сократить. Да и ездить так часто на трамвае в Жолибож было опасно, так как в трамваях постоянно проводились полицейские облавы.

После этого встречи с Миколаем проходили по адресу Журавя 24, где жили Самсонович и полячка Васовская. Квартирная хозяйка, смелая женщина, подпольщица, разрешала нам проводить у нее дома совещания, сотрудничала с организациями помощи евреям. Ее дом был местом встреч различных польских и еврейских подпольных движений, и поэтому доступ в него был ограничен: только ограниченное число связных могли приходить в назначенное время, и только по крайней необходимости. Некоторые наши «нелегальные» доументы хранились там спрятанные под половицами, а потайная ниша использовалась как сейф для денег, прибывших для нас из Лондона и других мест.

лирическое отступление - Тетя Нюся  )

Квартира на Журавя 24 служила нам вплоть до восстания в «Арийской» Варшаве, которое произошло примерно через год после восстания Варшавского гетто. После этого мы собирались в квартире на Лешно 18.

Эту квартиру превратили в укрытие для Циви Любеткин, Антека (*** Ицхака Цукермана ***) и Марека Эдельмана, выживших командиров бойцов гетто.

лирическое отступление – Годы спустя  )


Эта квартира служила также координационым центром для выживших бойцов гетто, еврейских партизанских групп и боевых организаций из различных польских концлагерей. Позже там жили Бернард Голдшейн (*** один из основателей еврейской боевой организации, позже участник варшавского восстания ***) и Ривка Розенштейн. Там же иногда встречались и связные.

продолжение следует.

November 2013

S M T W T F S
      1 2
34 56789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 28th, 2017 03:48 am
Powered by Dreamwidth Studios