nyat: (Владка Мид)
продолжение.
предыдущие посты: http://toh_kee_tay.livejournal.com/tag/vladka%20meed

Евреи в укрытиях (окончание главы)


В один прекрасный день на оживленной улице ко мне обратился высокий мужчина и спросил: «Простите, вы случайно не та Владка, что раздает деньги евреям?»

Read more... )
nyat: (Владка Мид)
продолжение.
предыдущие посты: http://toh_kee_tay.livejournal.com/tag/vladka%20meed

Евреи в укрытиях.


Хуже всего приходилось людям с типично еврейской внешностью, вынужденным из-за этого скрываться в укрытиях. Они находились полностью во власти своих домохозяев-поляков, которым платили непомерно высокую арендную плату. В темных тесных каморках, не имея возможности выйти и хоть что-то сделать самостоятельно, они сидели взаперти день за днем в вечном страхе и волнении, снедаемые тоской. Они боялись пожаловаться или проявить малейшее недовольство, лишь бы хозяин не выставил их на улицу. Это означало бы смертный приговор.

Read more... )
nyat: (Владка Мид)
продолжение.
предыдущие посты: http://toh_kee_tay.livejournal.com/tag/vladka%20meed

Газетчик Юцик



Юцик был двенадцатилетним парнишкой из Пётркува. Впервые мне показал его один друг, еврей, которому я принесла пособие. Щуплый и совершенно «арийский» на вид, Юцик продавал газеты на углу Кралевской и Краковской. В своем потрепанном, порванном в нескольких местах костюмчике, в помятой кепке набекрень, в изношенных ботинках слишком большого размера – этот газетчик не привлекал к себе никакого внимания. Я сама никогда бы не поверила, что он еврей. Ни внешность его, ни самоуверенность, ни наглость, с которой он впаривал свой товар – ничто не выделяло его из толпы таких же мальчишек-газетчиков.

Он ждал меня. Я купила газету и тихо представилась сотрудником Координационного комитета. Быстро оглянувшись на других мальчишек, он попросил меня свернуть в переулок и там за несколько минут поведал мне историю своей жизни. Он говорил по взрослому, толково, коротко и ясно.

Они жили в укрытии – его мать, отец и младший брат. Юцика не было дома, когда гестаповцы устроили облаву и забрали его семью. После этого за ним какое-то время присматривал друг его отца. Они вместе крутили папиросы и продавали лотошникам. Но так продолжалось недолго. Их квартира попала под подозрение, и обоим пришлось бежать. Паренёк остался один. Он жил беспризорником, нищенствовал и спал на улице, пока его не заметила добрая полячка, понятия не имевшая, что он еврей. Юцик рассказал ей, что его отца отправили на принудительные работы в Геманию, и он остался один на свете. Женщина поверила ему, дала ему денег, чтобы он смог начать продажу газет, и позволила жить у себя. Тем не менее, он, как новичок, бы избит «стариками»-газетчиками, которые отлупили его, отняли его газеты и прогнали со всех углов, книча вслед ему: «Мошек! Мошек! Мошек!»

Узнали ли в нем еврея, или они всех новичков так обзывали, было неясно. Однако же, Юцик не сдался. И ничего не рассказал об этом своей домохозяйке, чтобы она его еще чего доброго не выгнала. В конце концов «старики» привыкли к нему и оставили его в покое. Весь свой заработок он отдавал хозяйке, которая стирала его одежду, готовила ему еду и вообще присматривала за ним. Единственное, чего он боялся, так это надвигающейся зимы. Его заработка не хватало, чтобы купить пальто и пару теплых ботинок, а без них он не сможет работать зимой. Что тогда скажет его хозяйка? Оставит ли она его у себя?

Я спросила его, не предпочтет ли он жить в укрытии, где заботиться о нем будем мы? Юцик ответил отказом. Он боялся укрытий. Он не хотел жить один, боясь каждого шороха. Он не хотел погибнуть как его родители. Он сказал, что ему лучше на виду, где он свободен и может убежать и спрятаться в случае опасности. Он был там, где хотел – на улице. Ему нужна была только одежда.

Юцик был единственным из всех знакомых мне тогда в Варшаве евреев, кто не боялся.

После войны, находясь в лагере для перемещенных лиц Фельдафинг в Западной Германии, я узнала, что Юцик выжил и жил где-то в американской зоне оккупации в Австрии.


продолжение следует.


вспомнился Вишняк и эта фотография: Read more... )

но Юцик чуть помладше будет.
nyat: (Владка Мид)
Marie )
nyat: (Владка Мид)
продолжение.
предыдущие посты: http://toh_kee_tay.livejournal.com/tag/vladka%20meed

«Евреи-арийцы»


Общим знаменателем жизни евреев на «арийской стороне» был страх! Страх перед немцами, страх перед поляками, страх потерять убежище, страх остаться без средств. Страх постоянно сопровожал не только тех, кто из-за типично еврейской внешности не смел покидать свои укрытия, но и тех из нас, у кого были «арийские» черты лица –светлые волосы, голубые глаза и курносые носы – что давало возможность ходить по улицам.

Так называемые «арийцы» должны были не выделяться из окружения, перенять польские обычаи, привычки и поведение, праздновать христианские религиозные праздники и, конечно же, ходить в церковь. Им приходилось следить за каждым своим движением, чтобы не выдать волнения или незнакомства с заведенным порядком, и взвешивать каждое своё слово, чтобы их не выдал еврейский акцент.

И всё равно, всё равно вас выдавали мелкие неконтролируемые признаки. Например, подозрительное отсутствие родственников или нежелание поддерживать дружеские отношения. Опаснее всего были глаза. Измученное заботами лицо преображается улыбкой, за акцентом можно уследить, выучить церковные обычаи и молитвы, но глаза... Как спрятать немую печаль и особенно страх?

«Вас выдают глаза» - объясняли нам друзья-поляки. – «Глядите живее, веселее. И тогда вы не будете привлекать столько внимания.» Но наши глаза продолжали высматривать, различать тени впереди, быстро оглядываться назад, видеть наше несчастье и предвидеть еще худшее. Преследуемые страхом предательства, наши глаза выдвавали нас, и знание этого только усиливало наш страх.

Евреи с арийской внешностью задавали бесконечные вопросы себе и своим польским друзьям: «Ну откуда все вокруг узнают в нас евреев? Разве я не выгляжу настоящим арийцем?»

Внешность могла быть действительно безукоризненной, лицо аутентично, манеры безупречны, речь стопроцентно польской – но в нас всё равно узнавали евреев. Видимо в самой нашей природе было что-то еврейское, что с первого взглядо было заметно польскому глазу, особенно проницательному глазу польского полицейского, а самое главное, наметанному глазу szmalcownik – вымогателя (*** о szmelcownicy см. подробно эту главу: http://toh-kee-tay.livejournal.com/584036.html ***). Евреи, которые думали, что благодаря их арийской внешности, им можно спокойно ходить по улицам, становились самыми частыми жертвами вымогателей. Куда бы они ни пошли, любопытные и пронизывающие взгляды, казалось, вечно смотрели в их сторону.

Постоянное напряжение, необходимость быть настороже, частая смена имен и адресов, ежеминутный страх быть раскрытым –всё это выпивало последние жизненные силы этих современных маранов из гетто. Жизнь почти каждого спасшегося еврея была чередой мучений.


продолжение следует.


на фотографиях под катом они – «еврейские арийцы», ходившие по улицам Варшавы в 1943-1944 годах.

Read more... )
nyat: (Владка Мид)
продолжение.
предыдущие посты: http://toh_kee_tay.livejournal.com/tag/vladka%20meed

Польские друзья.



Необходимо подчеркнуть, что не все поляки, с которыми мы имели дело, были вероломными шантажистами или расчетливыми торгашами. Да, большинство неевреев действительно требовали денег за любую услугу. Но были и люди с добрым сердцем, сочувствовавшие нашим бедам. Некоторые рисковали жизнью, спасая евреев. Без помощи этой горстки друзей-поляков еврейскому подполью на «арийской стороне» мало что удалось бы. В решающие моменты и в самое опасное время они помогали нам выполнять наши задания.

Ванда Вноровска )

Юлиана Лариш )

Перо )

Хелена Цыборовская )

(***
Я не нашла фотографий ни Ванды, ни Юлианы, ни Перо. Вот единственная фотография Хелены Цыборовской:

Read more... )

***)

продолжение следует.
nyat: (Хана Кольски)
Небольшая иллюстрация к рассказу Владки, к тем главам, которые я сейчас перевожу.
В них речь идет о событиях лета-осени 1943 года.

Под катом фотографии разрушенного Варшавского гетто,
сделанные человеком по имени Тад Брезкис в июне-октябре 43-го.

Город вокруг еще стоит - до Варшавского восстания остается примерно год.
Пока в руинах лежит только еврейское гетто...


вот на этом фоне идет повествование )

+ Варшавское гетто в фотографиях разных лет:

немец Джо Гейдекер, январь-февраль 1941 года: http://toh-kee-tay.livejournal.com/530070.html
немец Вилли Георг, лето 1941 года: http://toh-kee-tay.livejournal.com/553130.html
немец Хайнц Йост, 19 сентрября 1941 года: http://toh-kee-tay.livejournal.com/550963.html

поляк Лешек Гживачевский, фотографии горящего гетто, апрель-май 1943 года: http://toh-kee-tay.livejournal.com/605539.html#photo

отчет Штропа найдете сами, если надо.

потом стало пусто.

а это пять лет спустя, еврей Давид ("Шим") Сеймур, 1948 год: http://toh-kee-tay.livejournal.com/625413.html
nyat: (Владка Мид)
продолжение.
предыдущие посты: http://toh_kee_tay.livejournal.com/tag/vladka%20meed

Нелегальные квартиры (продолжение)



В ранний период нашей работы на «арийской стороне» главным местом наших встреч была квартира на Мёдова 24. Инка Швейгер, молоденькая голубоглазая блондинка, врач по профессии, и Бронка Файнмессер (Марыся) – обе девушки с чисто арийской внешностью – взяли в аренду эту квартиру на деньги координационного комитета сразу после восстания. Здесь встречались все наши товарищи, в большинстве девушки с арийскими чертами, бегло говорившие по-польски, умевшие вести себя как полячки и не вызывать подозрений у окружающих.

(*** Инке было 26 лет, Марысе – 24 года. В гетто Марыся работала телефонисткой в той же больнице, в которой Инка работала врачом. Фото Марыси у меня нет, а вот такой была Инка:


Adina Schweiger-Baldi – «Инка» Швейгер
***)

Дружба, сковавшая вместе всех бойцов сопротивления в гетто в дни «Переселения», не ослабела и в «арийской зоне». Это было особенно характерно для связных, выполнявших ежедневные задания подполья. Очень немногие из посещавших квартиру на Мёдова 24 были знакомы до войны. Они вышли из разных слоёв населения и принадлежали к разным политическим течениям. И не смотря на это они составили тесно сплоченную группу, почти семью, где каждый заботился о другом.

Read more... )

У Клина (*** Кляйна ***) были связи с поставщиками оружия. Еще у него было радио, и мы всегда знали последние новости с фронта – не одну только немецкую пропаганду, но прямо из-за границы. Когда Клин (*** Кляйн ***) впервые настроил для меня наушники, и я услышала передачу польского радио Рассвет из Лондона – я задрожала от радости. Где-то там, казалось, был другой мир – без немцев! Затаив дыхание я слушала пятнадцатиминутную программу, призывавшую поляков выдержать, не отчаиваться, не сдаваться и не терять надежду, потому что освобождение близко... Я взглянула на окружающих, которые слушали вместе со мной; как и у меня, у них на глазах были слезы. Я ожидала услышать о нас, евреях. Могла ли эта радиопередача закончится, не упомянув о евреях, самых трагических гитлеровских жертвах? Могла, и закончилась – песней польских солдат.

Меня переполняли смешанные чувства. Эта радиопередача означала, что мы не одни, что у нас есть союзники в свирепой схватке с общим врагом, с немцами! Но отчего же они ни словом не упомянули о нас, оставшихся в живых евреях, продолжающих сражаться? Ведь мы еще здесь! Да, нас осталось совсем немного, и всё же...



продолжение следует
nyat: (Владка Мид)
продолжение.
предыдущие посты: http://toh_kee_tay.livejournal.com/tag/vladka%20meed

Нелегальные квартиры



С расширением нашей деятельности возросла потребность в нелегальных квартирах. Связные постоянно искали подходящие помещения. В первую очередь жилье выделялось тем, у кого была еврейская внешность. Для совещаний и переговоров мы собирались на квартирах тех из наших товарищей, у кого была арийская внешность, и для кого принимать гостей было нормальным обычным делом.

На Сенаторской 9 в небольшой комнате на четвертом этаже жил Генрик Фишгрунд (*** Сало (Саломон) «Генрик» Фишгрунд – член Бунда с каких-то еще революционных годов, ему ко времени нашего рассказа уже лет 50. ***) Бундовцы собирались там еще до восстания Варшавского гетто. Именно там я впервые встретила Абрашу Блюма (*** см. тут http://toh-kee-tay.livejournal.com/612099.html и тут http://toh-kee-tay.livejournal.com/612864.html ***) и Берека Шнайдмила, представителя центрального комитета в гетто и командира одного из вооруженных отрядов во время восстания, а так же других лидеров подполья, таких как Самсонович, Мускат и Леон Фейнер (*** Леон Фейнер – настоящее имя Миколая Березовского, во множестве упоминаемого в этой книге связного с польским подпольем; кто такой Мускат, не знаю; о Самсоновиче см. ниже в этой главе. ***) Сюда приходили курьеры, чтобы забрать деньги, фальшивые документы и «нелегальную» литературу, полученную от польского подполья для раздачи евреям, проживавшим в городе нелегально и пытавшимся выдать себя за поляков.

То и дело из предосторожности мы собирались где-нибудь еще. Какое-то время я встречалась с Миколаем (*** с Леоном Фейнером ***) в доме у Муската, заходила через день – отчитаться о проделанной работе и получить новые инструкции. Но польская домохозяйка Муската начала подозрительно относиться к моим частым визитам, и их количество пришлось сократить. Да и ездить так часто на трамвае в Жолибож было опасно, так как в трамваях постоянно проводились полицейские облавы.

После этого встречи с Миколаем проходили по адресу Журавя 24, где жили Самсонович и полячка Васовская. Квартирная хозяйка, смелая женщина, подпольщица, разрешала нам проводить у нее дома совещания, сотрудничала с организациями помощи евреям. Ее дом был местом встреч различных польских и еврейских подпольных движений, и поэтому доступ в него был ограничен: только ограниченное число связных могли приходить в назначенное время, и только по крайней необходимости. Некоторые наши «нелегальные» доументы хранились там спрятанные под половицами, а потайная ниша использовалась как сейф для денег, прибывших для нас из Лондона и других мест.

лирическое отступление - Тетя Нюся  )

Квартира на Журавя 24 служила нам вплоть до восстания в «Арийской» Варшаве, которое произошло примерно через год после восстания Варшавского гетто. После этого мы собирались в квартире на Лешно 18.

Эту квартиру превратили в укрытие для Циви Любеткин, Антека (*** Ицхака Цукермана ***) и Марека Эдельмана, выживших командиров бойцов гетто.

лирическое отступление – Годы спустя  )


Эта квартира служила также координационым центром для выживших бойцов гетто, еврейских партизанских групп и боевых организаций из различных польских концлагерей. Позже там жили Бернард Голдшейн (*** один из основателей еврейской боевой организации, позже участник варшавского восстания ***) и Ривка Розенштейн. Там же иногда встречались и связные.

продолжение следует.
nyat: (Владка Мид)
продолжение.
предыдущие посты: http://toh_kee_tay.livejournal.com/tag/vladka%20meed

Помощь евреям на «арийской стороне»



[*** в этой главе речь идет о работе еврейского координационного комитета на «арийской стороне», об организованной подпольной помощи находившимся в отчаянном положении людям: помогали найти жилье, документы, спрятать детей, давали денег, поддерживали связь с заключенными трудовых лагерей, с партизанами, с польским подпольем. Владка рассказывает о том, как они посылали письма за границу с отчетами и просьбами прислать денег, в том числе в Штаты, и в Англию польскому правительству в изгнании, о том, как наконец деньги стали приходить из-за границы. О сотрудничестве с Жеготой (*** о Жеготе подробно: http://toh-kee-tay.livejournal.com/321196.html ***) ***]

Весть о нашей помощи передавалась без лишнего шума из уст в уста среди евреев «арийской зоны». Координационный комитет работал осторожно, боясь предательства. Но просьб о помощи каждый день приходило всё больше.

В Варшаве и пригородах на нашем попечении было около двенадцати тысяч человек. Среди них были евреи из других городов и местечек, например, из Пётркува, Кракова, Седльца, Львова. В Варшаве было легче спрятаться, чем в маленьких городах, легче наладить связь с подпольем.

Очень немногим евреям из простонародья удалось бежать на «арийскую сторону». Им нечем было заплатить профессиональным контрабандистам, у них не было знакомых поляков, и они слишком плохо говорили по-польски, чтобы сойти за неевреев. Большинство спасшихся евреев принадлежали до войны к гуманитариям, были успешными докторами, адвокатами, инженерами, учителями и госслужащими. Некоторые переправили в «арийскую зону» свои сбережения в надежде, что это поддержит их на плаву. Даже строили планы на будущее, уповая на своих польских друзей, с которыми поддерживали связь. В большинстве случаев их планам не суждено было сбыться, их деньги испарились, а с ними и доверие к друзьям полякам. Ассимилированная еврейская интеллигенция, бывшие коммерсанты и общественные деятели, превратились в подавленных, растерянных нищих.

Read more... )
продолжение следует
nyat: (Владка Мид)
продолжение.
предыдущие посты: http://toh_kee_tay.livejournal.com/tag/vladka%20meed

Новая ловушка


Пока я жила в деревне, у варшавских евреев появилась возможность получить иностранные визы. Визы пришли через Швейцарию, Палестину и страны Южной Америки. Евреев, которым эти визы были посланы, уже не было в живых, однако Гестапо согласилось продать их другим евреям, которые тогда поменяют свои имена на указанные в документе. Купившие такие визы евреи немедленно причислялись к иностранцам и отправлялись в специальный лагерь для интернированных лиц во Франции, где иностранцев и военнопленных держали до тех пор, пока не обменивали на немцев, задержанных в государствах союзников.

Эта радостная новость молниеносно облетела всех евреев города. После уничтожения Варшавского гетто, когда специальные отряды эсэсовцев выискивали и убивали евреев по всему городу, когда смерти был обречен всякий, кто прятал у себя евеев, когда о тайниках доносили в полицию и поджигали польские дома – вот в эти дни антиеврейского террора Гестапо неожиданно организовывает центр еврейской эмиграции...

Куда бы вы ни пошли, кого бы ни встретили, еврея или нееврея, эта новая эмиграция была главной темой разговоров. Только представьте – евреям, которых нацисты до сих пор уничтожали под чистую, вдруг дали право на жизнь! Само Гестапо предоставляло статус иностранцев – евреям!

С другой стороны, это действительно могло означать свободу. Были скептически настроенные евреи: Вдруг это просто очередная немецкая ловушка. На «арийской стороне» смерть подстерегала евреев повсюду; рано или поздно он обязательно попадется. Но тут немцам приходилось вести дела с иностранными консульствами и свободным миром. За границей немцам пришлось бы отчитаться за полученные визы.

К тому же, если это новый трюк, то зачем немцы загнули такую цену в тысячи злотых за каждую визу? Если бы они хотели заманить евреев в ловушку, они бы поймали гораздо больше, если бы раздавали визы бесплатно!

Верно, немцам нельзя доверять; но как пропустить такую возможность бежать отсюда в цивилизованный мир? Ведь действительно, такая виза делает из еврея вне закона уважаемого гражданина, права которого защищены.

Так рассуждали евреи, решая, принимать ли участье в столь рискованном предприятии.

Read more... )


продолжение следует.
nyat: (Buchenwald survivors kids)
Восстание Варшавского Гетто.

о собственно восстании у меня только перевод из Владки Мид:

Последние приготовления: http://toh-kee-tay.livejournal.com/603914.html
Когда горело гетто: http://toh-kee-tay.livejournal.com/605539.html
Рассказывают участники восстания: http://toh-kee-tay.livejournal.com/608803.html

...
nyat: (Хана Кольски)
Давид ("Шим") Сеймур. 1948 год.

Эти польские школьники каждый день возвращаются домой через руины Варшавского гетто.



Read more... )

в Варшавском гетто/Треблинке погибли родители фотографа.

источник: http://www.magnumphotos.com/
nyat: (Владка Мид)
продолжение.
предыдущие посты: http://one-way.livejournal.com/tag/vladka%20meed

Лето в деревне



После освобождения мне пришлось на время покинуть Варшаву. Мы не знали, кто предал нас с Абрашей, и поэтому моя квартира была потеряна, и имя тоже следовало сменить, поскольку над «Михалиной Марковской» теперь по полной издевались бы и полиция и вымогатели.

Не сумев найти жилье в Варшаве, я обратилась на поиски пристанища за городом. Пани Дубель, укрывавшая у себя близняшек Блит, собиралась провести летний отпуск у свояченицы недалеко от Седльце. Одну из сестер-близнецов она взяла с собой, а для другой нашла место у знакомой. После долгих уговоров она согласилась взять с собой и меня, выдав меня за двоюродную сестру своего мужа.

Свояченица пани Дубель жила в маленьком домике на краю густого леса. В деревне надо было зарегистрироваться у сельского головы, а у меня не было документов. И тогда я воспользовалась своим старым именем, Владислава Ковальска, уже раньше бывшем на подозрении у секретной полиции.

Последовали бесконечные дни безделья, большую часть которых я провела в лесу. Перед деревьями не надо было притворяться полячкой, можно было мечтать и думать. Зачем я здесь? Почему я так стремлюсь обратно в ставшую мне чужой Варшаву? Не лучше ли было бы мне умереть вместе с моей семьёй? Я бы хоть разделила с ними последние часы жизни...

Воспоминания заполняли меня – вот мои родители, моя сестра, брат, друзья, родные, товарищи. В воображении я возвращалась в бурный мир прошлого, я слышала их громкие голоса, видела мать, бесцельно слоняющуюся по кухне... Вот ее сморщенное, изможденное лицо, резкие темные глаза, следы голодной опухоли. Кажется, она улыбалась. Да, теперь ей стало бы легче – я более не голодала, и у меня теперь достаточно хлеба и для нее. И опухоли на ее лице вскоре исчезли бы – если бы только она осталась со мной подольше. Но мамино лицо растаяло, и реальность нахлынула со всей силой.

Мамы больше нет – а с нею ушла и улица, наш дом, мой брат и сестра. Осталась лишь ноющая скорбь. Я одна в лесу, а совсем рядом в «нормальной» спокойной Польше пани Дубель проводит каникулы со своей семьей. И вот именно здесь, на свободе посреди леса, я впервые ощутила всю степень постигшей нас катастрофы.

И еще эти воскресенья. Read more... )
nyat: (Владка Мид)
продолжение.
предыдущие посты: http://one-way.livejournal.com/tag/vladka%20meed

Абраша Блюм (окончание)



Когда я пришла в себя, комната кишела разъяренными людьми, и они забрасывали меня вопросами. Они боялись, что из-за меня сожгут весь дом. Явились три полицейских поляка, выгнали всех остальных и принялись допрашивать меня одну. Я всё еще плохо соображала, отвечала с трудом, пыталась повторить в точности то, что сказала ранее немецкому офицеру, арестовавшему нас с Абрашей. Полицейские вновь обыскали комнату, то и дело засовывая вещи себе в карманы. Мне было всё равно. Я понимала, что скоро конец. Единственное, что я хотела знать – жив ли Абраша? Что с ним?

И вдруг в сопровождении полицейского в комнату вошел Абраша. Я содрогнулась. Его лицо было сине-багрового цвета, и одна сторона распухла. Голова в крови, кровь изо рта, руки в синяках. Он едва мог идти. Я упросила полицейского разрешить ему лечь. На все вопросы он отвечал вяло и бессвязно.

Не помню, сколько продолжался допрос, наконец нас вывели из комнаты. Абраша шел из последних сил, морщась от боли. Шепотом я спросила его, как он себя чувствовал, он не смог произнести ни слова.

Read more... )

лучше поздно, чем никогда: я отсканировала свою карту Варшавского гетто
а то в сети они все маленькие, и не видно названий мелких улиц.

гетто во время войны: http://farm9.staticflickr.com/8477/8166711110_ebfe135d2a_o.jpg
гетто наложенное на теперешнюю карту Варшавы: http://farm8.staticflickr.com/7272/8166681091_2b6cec0236_o.jpg
nyat: (Владка Мид)
продолжение.
предыдущие посты: http://one-way.livejournal.com/tag/vladka%20meed

Абраша Блюм




Абраша и Люба Блюм

Когда закончились бои, от гетто остались лишь дымящиеся руины. Немцы деловито уничтожали пустые бункеры. Варшавского гетто больше не было, остатки его защитников, прятавшиеся на «арийской стороне», ощущали себя обездоленными, опустошенными. Гетто было душой и целью нашего существования, ради него одного мы жили. Только гетто сплачивало нас, только жгучая потребность отомстить придавала нам силы.

Ничего этого не осталось. Зачем было жить дальше? Над городом еще висел запах гари. Улицы Варшавы кишели патрулями СС и гестапо, джипами полными вооруженных немцев. Повальные аресты и обыски в домах поляков были обычным делом. Огромные плакаты, предупреждавшие о «еврейской угрозе», предписывали арестовывать евреев на месте и объявляли , что поляки, помогающие евреями, либо дающие им кров, будут расстреляны. В качестве показательного урока немцы подожгли дом на площади Казимеж, убив всю проживавшую там польскую семью за то, что те приютили у себя евреев. Поляки были перепуганы. «Немцы на всё способны,» - повторяли они с опаской.

Сами собой стихийно зародились польские комитеты самозащиты от «несчастья», как они называли евреев. Эти комитеты стали для нас огромным препятствием. Они постоянно следили за появлением чужаков и сообщали о таковых в полицию. В результате поначалу оказалось невозможно найти квартиру для Абраши Блюма, и первое время он жил у меня, в моей маленькой комнатке на четвертом этаже на улице Баркова 2. Хозяин квартиры, Стефан Невяровский, знал, кто я такая, и иногда помогал нам.

Read more... )

продолжение следует
nyat: (Владка Мид)
продолжение.
предыдущие посты: http://one-way.livejournal.com/tag/vladka%20meed

Судьба защитников гетто на «арийской стороне» (продолжение)



Несчастье шло с нами рука об руку. 11-го ноября 1943 года восемь бойцов гетто прятались на чердаке целлофановой фабрики в предместье Прага. Чердак был весь уставлен ящиками со взрывчаткой и боеприпасами. Один из ребят разогревал в ложке лечебную мазь для одной из раненых девушек, горящая спичка упала на пол, на легко воспламеняющийся мусор под ногами, и произошел взрыв – ящики взорвались один за другим, и в считанные секунды чердак охватил пожар.

Лишь Элиезеру Геллеру, Тосе Альтман и Меиру Шварцу удалось вырваться из этого ада. Проломив голыми руками горящий потолок, они выкарабкались на крышу. Но Тосино платье загорелось, и, не в силах стоять, она упала и скатилась по крыше. К дому уже бежали люди тушить пожар, но увидев на крыше евреев, не знали, что делать дальше: «Там евреи! Евреи горят!» Казалось, присутствие троих несчастных евреев пугало их сильнее огня. Read more... )
nyat: (Владка Мид)
продолжение.
предыдущие посты: http://one-way.livejournal.com/tag/vladka%20meed

Судьба защитников гетто на «арийской стороне» (продолжение)



Несчастье шло с нами рука об руку. 11-го ноября 1943 года восемь бойцов гетто прятались на чердаке целлофановой фабрики в предместье Прага. Чердак был весь уставлен ящиками со взрывчаткой и боеприпасами. Один из ребят разогревал в ложке лечебную мазь для одной из раненых девушек, горящая спичка упала на пол, на легко воспламеняющийся мусор под ногами, и произошел взрыв – ящики взорвались один за другим, и в считанные секунды чердак охватил пожар.

Лишь Элиезеру Геллеру, Тосе Альтман и Меиру Шварцу удалось вырваться из этого ада. Проломив голыми руками горящий потолок, они выкарабкались на крышу. Но Тосино платье загорелось, и, не в силах стоять, она упала и скатилась по крыше. К дому уже бежали люди тушить пожар, но увидев на крыше евреев, не знали, что делать дальше: «Там евреи! Евреи горят!» Казалось, присутствие троих несчастных евреев пугало их сильнее огня. Read more... )
nyat: (Владка Мид)
продолжение.
предыдущие посты: http://one-way.livejournal.com/tag/vladka%20meed

Судьба защитников гетто на «арийской стороне» (продолжение)



Несчастье шло с нами рука об руку. 11-го ноября 1943 года восемь бойцов гетто прятались на чердаке целлофановой фабрики в предместье Прага. Чердак был весь уставлен ящиками со взрывчаткой и боеприпасами. Один из ребят разогревал в ложке лечебную мазь для одной из раненых девушек, горящая спичка упала на пол, на легко воспламеняющийся мусор под ногами, и произошел взрыв – ящики взорвались один за другим, и в считанные секунды чердак охватил пожар.

Лишь Элиезеру Геллеру, Тосе Альтман и Меиру Шварцу удалось вырваться из этого ада. Проломив голыми руками горящий потолок, они выкарабкались на крышу. Но Тосино платье загорелось, и, не в силах стоять, она упала и скатилась по крыше. К дому уже бежали люди тушить пожар, но увидев на крыше евреев, не знали, что делать дальше: «Там евреи! Евреи горят!» Казалось, присутствие троих несчастных евреев пугало их сильнее огня. Read more... )
nyat: (Владка Мид)
продолжение.
предыдущие посты: http://one-way.livejournal.com/tag/vladka%20meed

Судьба защитников гетто на «арийской стороне»



Жизнь на «арийской стороне» превратилась в ад. Каждый день мы теряли укрытия и людей, земля буквально горела у нас под ногами.

Судьба выживших защитников гетто сложилась крайне трагично. Около семидесяти из них через канализацию удалось выбраться на «арийскую сторону», и подпольщики (*** поляки ***) среди бела дня увезли их из города в крытых грузовиках в Ломянский лес недалеко от Варшавы. И оставили там. Ломянский лес – густые низкие сосны. Местные крестьяне, боясь, что их обвинят в укрывательстве евреев, грозили сдать их немцам, если они не уберутся сами. Плюс над ними постоянно висела угроза немцкой облавы, немцы в любой момент могли окружить лес и всех их убить.

Мы лихорадочно искали им укрытия, заново перелопачивали все возможные контакты с польскими партизанами. Найти жильё в домах поляков стало теперь почти невозможно. Мы ощущали себя в полной изоляции. И опять, как и в дни восстания, мы были бессильны, неспособны спасти жизни тех немногих, кто пережил страшную агонию гетто.

Героизм восставшего гетто потряс польское подполье, нелегальные издания превозносили мужество евреев и пели хвалу их силе и стойкости. Но этим всё и закочилось. Не было оказано почти никакой практической помощи – ни в часы последней смертельной схватки, ни, разумеется, теперь. Вместо этого мы столкнулись с типичным польским безразличием к судьбе евреев.

Шли дни. Варшава, давшая кров тысячам подпольщиков-поляков, оказалась не в состоянии приютить горстку выживших бойцов гетто.

Read more... )
nyat: (Владка Мид)
продолжение.
предыдущие посты: http://one-way.livejournal.com/tag/vladka%20meed

Судьба защитников гетто на «арийской стороне»



Жизнь на «арийской стороне» превратилась в ад. Каждый день мы теряли укрытия и людей, земля буквально горела у нас под ногами.

Судьба выживших защитников гетто сложилась крайне трагично. Около семидесяти из них через канализацию удалось выбраться на «арийскую сторону», и подпольщики (*** поляки ***) среди бела дня увезли их из города в крытых грузовиках в Ломянский лес недалеко от Варшавы. И оставили там. Ломянский лес – густые низкие сосны. Местные крестьяне, боясь, что их обвинят в укрывательстве евреев, грозили сдать их немцам, если они не уберутся сами. Плюс над ними постоянно висела угроза немцкой облавы, немцы в любой момент могли окружить лес и всех их убить.

Мы лихорадочно искали им укрытия, заново перелопачивали все возможные контакты с польскими партизанами. Найти жильё в домах поляков стало теперь почти невозможно. Мы ощущали себя в полной изоляции. И опять, как и в дни восстания, мы были бессильны, неспособны спасти жизни тех немногих, кто пережил страшную агонию гетто.

Героизм восставшего гетто потряс польское подполье, нелегальные издания превозносили мужество евреев и пели хвалу их силе и стойкости. Но этим всё и закочилось. Не было оказано почти никакой практической помощи – ни в часы последней смертельной схватки, ни, разумеется, теперь. Вместо этого мы столкнулись с типичным польским безразличием к судьбе евреев.

Шли дни. Варшава, давшая кров тысячам подпольщиков-поляков, оказалась не в состоянии приютить горстку выживших бойцов гетто.

Read more... )
nyat: (Владка Мид)
продолжение.
предыдущие посты: http://one-way.livejournal.com/tag/vladka%20meed

Судьба защитников гетто на «арийской стороне»



Жизнь на «арийской стороне» превратилась в ад. Каждый день мы теряли укрытия и людей, земля буквально горела у нас под ногами.

Судьба выживших защитников гетто сложилась крайне трагично. Около семидесяти из них через канализацию удалось выбраться на «арийскую сторону», и подпольщики (*** поляки ***) среди бела дня увезли их из города в крытых грузовиках в Ломянский лес недалеко от Варшавы. И оставили там. Ломянский лес – густые низкие сосны. Местные крестьяне, боясь, что их обвинят в укрывательстве евреев, грозили сдать их немцам, если они не уберутся сами. Плюс над ними постоянно висела угроза немцкой облавы, немцы в любой момент могли окружить лес и всех их убить.

Мы лихорадочно искали им укрытия, заново перелопачивали все возможные контакты с польскими партизанами. Найти жильё в домах поляков стало теперь почти невозможно. Мы ощущали себя в полной изоляции. И опять, как и в дни восстания, мы были бессильны, неспособны спасти жизни тех немногих, кто пережил страшную агонию гетто.

Героизм восставшего гетто потряс польское подполье, нелегальные издания превозносили мужество евреев и пели хвалу их силе и стойкости. Но этим всё и закочилось. Не было оказано почти никакой практической помощи – ни в часы последней смертельной схватки, ни, разумеется, теперь. Вместо этого мы столкнулись с типичным польским безразличием к судьбе евреев.

Шли дни. Варшава, давшая кров тысячам подпольщиков-поляков, оказалась не в состоянии приютить горстку выживших бойцов гетто.

Read more... )
nyat: (Владка Мид)
продолжение.
предыдущие посты: http://one-way.livejournal.com/tag/vladka%20meed

Рассказывают участники восстания.



[На одиннадцатый день восстания двоим друзьям Владки удалось через канализацию выбраться из гетто. Это были Зигмунт (*** Залман Фридрих: http://one-way.livejournal.com/495366.html#otreblinke ***) и Казик (*** Симха Ротем: http://boti.ru/node/84155 ***). Казик пару ночей спал на квартире у Владки. Вот, что он ей рассказал.]

На второй день восстания Казик был в составе группы, охранявшей мину, зарытую против входа на фабрику щеток. Сидя в засаде, они смотрели, как приближается отряд немцев, и, когда те подошли к самым воротам, Казик по приказу командира группы соеденил провода. От взрыва содрогнулось гетто, и чуть не обвалился потолок здания, где прятались бойцы. Железные каски и человеческие тела полетели вперемешку с грязью, пылью, деревянными обломками и стеклом. Убитых и раненых немцев раскидало по улице.

После этого враг стал осторожнее. Эсэсовцы атаковали позицию Казика, прижимаясь к стенам домов. Их встретили гранатами и бутылками с зажигательной смесью – и они отступили. «Но это еще не всё.»

19-го апреля части немцев, украинцев, литовцев и поляков окружили гетто. Осада, целью которой была полная и окончательная депортация евреев из Варшавы, готовилась под покровом темноты. Но эти приготовления заметили часовые гетто и сообщили о них в штаб восстания, откуда был дан приказ всем отрядам занять боевые позиции: пять групп под началом Марека Эдельмана в районе фабрики щеток по улицам Францисканска и Валова; восемь групп Элиезера Геллера в районе немецких мастерских по улицам Лешно, Новолипки и Смоча; и девять отрядов в центральном гетто под командованием Захарии Артштейна – на улицах Геся, Заменхоф, Мила и Налевки. Штаб-квартира под командованием Мордехая Анилевича находилась в бункере по адресу Мила 18. Повсюду сновали курьеры, предупреждали население об облаве и призывали к сопротивлению. Этой ночью всё гетто попряталось в укрытиях – в подвалах, бункерах, в тайниках и на чердаках. И приготовилось к неизбежному.

Read more... )
nyat: (Владка Мид)
продолжение.
предыдущие посты: http://one-way.livejournal.com/tag/vladka%20meed

Рассказывают участники восстания.



[На одиннадцатый день восстания двоим друзьям Владки удалось через канализацию выбраться из гетто. Это были Зигмунт (*** Залман Фридрих: http://one-way.livejournal.com/495366.html#otreblinke ***) и Казик (*** Симха Ротем: http://boti.ru/node/84155 ***). Казик пару ночей спал на квартире у Владки. Вот, что он ей рассказал.]

На второй день восстания Казик был в составе группы, охранявшей мину, зарытую против входа на фабрику щеток. Сидя в засаде, они смотрели, как приближается отряд немцев, и, когда те подошли к самым воротам, Казик по приказу командира группы соеденил провода. От взрыва содрогнулось гетто, и чуть не обвалился потолок здания, где прятались бойцы. Железные каски и человеческие тела полетели вперемешку с грязью, пылью, деревянными обломками и стеклом. Убитых и раненых немцев раскидало по улице.

После этого враг стал осторожнее. Эсэсовцы атаковали позицию Казика, прижимаясь к стенам домов. Их встретили гранатами и бутылками с зажигательной смесью – и они отступили. «Но это еще не всё.»

19-го апреля части немцев, украинцев, литовцев и поляков окружили гетто. Осада, целью которой была полная и окончательная депортация евреев из Варшавы, готовилась под покровом темноты. Но эти приготовления заметили часовые гетто и сообщили о них в штаб восстания, откуда был дан приказ всем отрядам занять боевые позиции: пять групп под началом Марека Эдельмана в районе фабрики щеток по улицам Францисканска и Валова; восемь групп Элиезера Геллера в районе немецких мастерских по улицам Лешно, Новолипки и Смоча; и девять отрядов в центральном гетто под командованием Захарии Артштейна – на улицах Геся, Заменхоф, Мила и Налевки. Штаб-квартира под командованием Мордехая Анилевича находилась в бункере по адресу Мила 18. Повсюду сновали курьеры, предупреждали население об облаве и призывали к сопротивлению. Этой ночью всё гетто попряталось в укрытиях – в подвалах, бункерах, в тайниках и на чердаках. И приготовилось к неизбежному.

Read more... )
nyat: (Владка Мид)
продолжение.
предыдущие посты: http://one-way.livejournal.com/tag/vladka%20meed

Рассказывают участники восстания.



[На одиннадцатый день восстания двоим друзьям Владки удалось через канализацию выбраться из гетто. Это были Зигмунт (*** Залман Фридрих: http://one-way.livejournal.com/495366.html#otreblinke ***) и Казик (*** Симха Ротем: http://boti.ru/node/84155 ***). Казик пару ночей спал на квартире у Владки. Вот, что он ей рассказал.]

На второй день восстания Казик был в составе группы, охранявшей мину, зарытую против входа на фабрику щеток. Сидя в засаде, они смотрели, как приближается отряд немцев, и, когда те подошли к самым воротам, Казик по приказу командира группы соеденил провода. От взрыва содрогнулось гетто, и чуть не обвалился потолок здания, где прятались бойцы. Железные каски и человеческие тела полетели вперемешку с грязью, пылью, деревянными обломками и стеклом. Убитых и раненых немцев раскидало по улице.

После этого враг стал осторожнее. Эсэсовцы атаковали позицию Казика, прижимаясь к стенам домов. Их встретили гранатами и бутылками с зажигательной смесью – и они отступили. «Но это еще не всё.»

19-го апреля части немцев, украинцев, литовцев и поляков окружили гетто. Осада, целью которой была полная и окончательная депортация евреев из Варшавы, готовилась под покровом темноты. Но эти приготовления заметили часовые гетто и сообщили о них в штаб восстания, откуда был дан приказ всем отрядам занять боевые позиции: пять групп под началом Марека Эдельмана в районе фабрики щеток по улицам Францисканска и Валова; восемь групп Элиезера Геллера в районе немецких мастерских по улицам Лешно, Новолипки и Смоча; и девять отрядов в центральном гетто под командованием Захарии Артштейна – на улицах Геся, Заменхоф, Мила и Налевки. Штаб-квартира под командованием Мордехая Анилевича находилась в бункере по адресу Мила 18. Повсюду сновали курьеры, предупреждали население об облаве и призывали к сопротивлению. Этой ночью всё гетто попряталось в укрытиях – в подвалах, бункерах, в тайниках и на чердаках. И приготовилось к неизбежному.

Read more... )

November 2013

S M T W T F S
      1 2
34 56789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 11:34 pm
Powered by Dreamwidth Studios