nyat: (sick of goodbyes)
01:26:11 Вот она, мамина записка.
01:26:19 Она начинает словами «Мой дорогой, мой самый лучший» и продолжает:
01:26:28 «Мы ждем прихода тьмы.
01:26:32 Мы справлялись у Вилли, и он не оставил нам никаких сомнений по поводу того, что с нами будет.
01:26:43 Сперва мы думали было спрятаться, но отказались от этой затеи, поняв, что ничего из нее не выйдет.
01:26:55 Знаменитые грузовики уже здесь, и мы ждем, когда всё начнется.
01:27:07 Я приняла пять [капель? таблеток?] снотворного, отчего меня охватила усталость, но зато я спокойна и уравновешена.
01:27:22 И еще, мой замечательный, мой самый дорогой, не вини себя в том, что случилось.
01:27:34 Такова судьба.
01:27:38 Мы сделали, что смогли.
01:27:43 Будь здоров и запомни мои слова – время всё вылечит.
01:27:52 По крайней мере, почти всё.
01:27:57 Помни о моем золотом мальчике и дай ему всю любовь, на какую ты способен.
01:28:09 Подумай о Вальтере и вспомни, как мы говорили друг другу, что мы лишь следуем по проторенной им дороге.
01:28:22 Я буду думать о тебе и о моем сыне. Счастливой тебе жизни.
01:28:27 Пора садиться в грузовики. В вечность, твоя Вильма.»
nyat: (Buchenwald survivors kids)
Мне тут сказали недавно, что, мол, одно дело конкретика, и совсем другое – символическое осмысление. Показывая вот эти картинки: Madonna of the Slaughtered Jews и Our Lady of Auschwitz. Ну и что-то мне грустно стало. Не то от самого факта «символического осмысления» в таком ключе, не то от качества результатов осмысления. А может от того, что совсем не Освенцим важен был «осмысляющему», а еще один повод прославить своего Бога, и меня неожиданно это покоробило.

Вот конкретика, которая одновременно символ.

Список жильцов опустевшей квартиры в варшавском гетто, и сколько раз к кому звонить в звонок.

Read more... )

Повязка из прилегающей к Умшлагу больницы «Чисте». На внутренней стороне владелец повязки записал даты депортации родных:
9.9.42 600 – сестра
10.9.42 – родители

Read more... )

всё кликабельно

nyat: (Buchenwald survivors kids)
Мне тут сказали недавно, что, мол, одно дело конкретика, и совсем другое – символическое осмысление. Показывая вот эти картинки: Madonna of the Slaughtered Jews и Our Lady of Auschwitz. Ну и что-то мне грустно стало. Не то от самого факта «символического осмысления» в таком ключе, не то от качества результатов осмысления. А может от того, что совсем не Освенцим важен был «осмысляющему», а еще один повод прославить своего Бога, и меня неожиданно это покоробило.

Вот конкретика, которая одновременно символ.

Список жильцов опустевшей квартиры в варшавском гетто, и сколько раз к кому звонить в звонок.

Read more... )

Повязка из прилегающей к Умшлагу больницы «Чисте». На внутренней стороне владелец повязки записал даты депортации родных:
9.9.42 600 – сестра
10.9.42 – родители

Read more... )

всё кликабельно

nyat: (Buchenwald survivors kids)
Мне тут сказали недавно, что, мол, одно дело конкретика, и совсем другое – символическое осмысление. Показывая вот эти картинки: Madonna of the Slaughtered Jews и Our Lady of Auschwitz. Ну и что-то мне грустно стало. Не то от самого факта «символического осмысления» в таком ключе, не то от качества результатов осмысления. А может от того, что совсем не Освенцим важен был «осмысляющему», а еще один повод прославить своего Бога, и меня неожиданно это покоробило.

Вот конкретика, которая одновременно символ.

Список жильцов опустевшей квартиры в варшавском гетто, и сколько раз к кому звонить в звонок.

Read more... )

Повязка из прилегающей к Умшлагу больницы «Чисте». На внутренней стороне владелец повязки записал даты депортации родных:
9.9.42 600 – сестра
10.9.42 – родители

Read more... )

всё кликабельно

the end

Oct. 27th, 2011 03:23 pm
nyat: (Buchenwald survivors kids)
Перевод из книги Яффы Элиах «There Once was a World».

начало тут: http://one-way.livejournal.com/554676.html и тут: http://one-way.livejournal.com/555200.html

Часть 3-я. Судьба женщин



После того как всех мужчин убили, охранять женщин на Лошадином рынке осталось всего несколько литовских стрелков. Решили, что они слишком напуганы, чтобы бежать. Большинство убийц кутили в городе, отмечая сегодняшний день; часть отправили в Тракай за патронами для расстрела женщин и детей, а то запасы подходили к концу. И так, в четверг нескольким смельчакам удалось подойти к женщинам и обсудить с ними планы побега. Семьи Моше Соненсона, Шошке Вайн, Блахаровичи, Кагановичи, Добка Кремин и еще несколько человек обязаны жизнью местным полякам, в последнюю минуту пришедшим им на помощь.

Шошке (Шошана) Вайн сидит впереди всех. Давным-давно, летом 1926-го года


http://farm7.static.flickr.com/6092/6286340313_7286b5993e_o.jpg

Read more... )

the end

Oct. 27th, 2011 03:23 pm
nyat: (Buchenwald survivors kids)
Перевод из книги Яффы Элиах «There Once was a World».

начало тут: http://one-way.livejournal.com/554676.html и тут: http://one-way.livejournal.com/555200.html

Часть 3-я. Судьба женщин



После того как всех мужчин убили, охранять женщин на Лошадином рынке осталось всего несколько литовских стрелков. Решили, что они слишком напуганы, чтобы бежать. Большинство убийц кутили в городе, отмечая сегодняшний день; часть отправили в Тракай за патронами для расстрела женщин и детей, а то запасы подходили к концу. И так, в четверг нескольким смельчакам удалось подойти к женщинам и обсудить с ними планы побега. Семьи Моше Соненсона, Шошке Вайн, Блахаровичи, Кагановичи, Добка Кремин и еще несколько человек обязаны жизнью местным полякам, в последнюю минуту пришедшим им на помощь.

Шошке (Шошана) Вайн сидит впереди всех. Давным-давно, летом 1926-го года


http://farm7.static.flickr.com/6092/6286340313_7286b5993e_o.jpg

Read more... )

the end

Oct. 27th, 2011 03:23 pm
nyat: (Buchenwald survivors kids)
Перевод из книги Яффы Элиах «There Once was a World».

начало тут: http://one-way.livejournal.com/554676.html и тут: http://one-way.livejournal.com/555200.html

Часть 3-я. Судьба женщин



После того как всех мужчин убили, охранять женщин на Лошадином рынке осталось всего несколько литовских стрелков. Решили, что они слишком напуганы, чтобы бежать. Большинство убийц кутили в городе, отмечая сегодняшний день; часть отправили в Тракай за патронами для расстрела женщин и детей, а то запасы подходили к концу. И так, в четверг нескольким смельчакам удалось подойти к женщинам и обсудить с ними планы побега. Семьи Моше Соненсона, Шошке Вайн, Блахаровичи, Кагановичи, Добка Кремин и еще несколько человек обязаны жизнью местным полякам, в последнюю минуту пришедшим им на помощь.

Шошке (Шошана) Вайн сидит впереди всех. Давным-давно, летом 1926-го года


http://farm7.static.flickr.com/6092/6286340313_7286b5993e_o.jpg

Read more... )

the end

Oct. 27th, 2011 03:23 pm
nyat: (Buchenwald survivors kids)
Перевод из книги Яффы Элиах «There Once was a World».

начало тут: http://one-way.livejournal.com/554676.html и тут: http://one-way.livejournal.com/555200.html

Часть 3-я. Судьба женщин



После того как всех мужчин убили, охранять женщин на Лошадином рынке осталось всего несколько литовских стрелков. Решили, что они слишком напуганы, чтобы бежать. Большинство убийц кутили в городе, отмечая сегодняшний день; часть отправили в Тракай за патронами для расстрела женщин и детей, а то запасы подходили к концу. И так, в четверг нескольким смельчакам удалось подойти к женщинам и обсудить с ними планы побега. Семьи Моше Соненсона, Шошке Вайн, Блахаровичи, Кагановичи, Добка Кремин и еще несколько человек обязаны жизнью местным полякам, в последнюю минуту пришедшим им на помощь.

Шошке (Шошана) Вайн сидит впереди всех. Давным-давно, летом 1926-го года


http://farm7.static.flickr.com/6092/6286340313_7286b5993e_o.jpg

Read more... )

the end

Oct. 25th, 2011 12:20 am
nyat: (Buchenwald survivors kids)
Перевод из книги Яффы Элиах «There Once was a World».

начало тут: http://one-way.livejournal.com/554676.html

Часть 2-я. Судьба мужчин




http://farm7.static.flickr.com/6101/6278454259_eed1cce8a1_o.jpg
Эйшишки, 1937-1938. Из всех ребят на этой фотографии войну переживет один. Шестеро погибнут 25-го сентября 1941 года во время массового расстрела, а один – второй слева в среднем ряду - в мае 1944-го в Италии в боях при Анцио солдатом американской армии.


В шесть утра в четверг 25-го сентября, посреди утренних молитв, литовские стрелки и полицаи приказали всем взрослым мужчинам встать. Отобрав 250 молодых и здоровых мужчин, многие из которых были хорошо известны всей общине, они построили их в шеренги по пять и повели в Секлуцкий лес – якобы строить гетто для женщин и детей. Перед тем, как они ушли, Альте Кац подбежала к своим сыновьям Давиду и Авигдору и сунула им банку мёда, «чтобы были силы для работы».

Read more... )

the end

Oct. 25th, 2011 12:20 am
nyat: (Buchenwald survivors kids)
Перевод из книги Яффы Элиах «There Once was a World».

начало тут: http://one-way.livejournal.com/554676.html

Часть 2-я. Судьба мужчин




http://farm7.static.flickr.com/6101/6278454259_eed1cce8a1_o.jpg
Эйшишки, 1937-1938. Из всех ребят на этой фотографии войну переживет один. Шестеро погибнут 25-го сентября 1941 года во время массового расстрела, а один – второй слева в среднем ряду - в мае 1944-го в Италии в боях при Анцио солдатом американской армии.


В шесть утра в четверг 25-го сентября, посреди утренних молитв, литовские стрелки и полицаи приказали всем взрослым мужчинам встать. Отобрав 250 молодых и здоровых мужчин, многие из которых были хорошо известны всей общине, они построили их в шеренги по пять и повели в Секлуцкий лес – якобы строить гетто для женщин и детей. Перед тем, как они ушли, Альте Кац подбежала к своим сыновьям Давиду и Авигдору и сунула им банку мёда, «чтобы были силы для работы».

Read more... )

the end

Oct. 25th, 2011 12:20 am
nyat: (Buchenwald survivors kids)
Перевод из книги Яффы Элиах «There Once was a World».

начало тут: http://one-way.livejournal.com/554676.html

Часть 2-я. Судьба мужчин




http://farm7.static.flickr.com/6101/6278454259_eed1cce8a1_o.jpg
Эйшишки, 1937-1938. Из всех ребят на этой фотографии войну переживет один. Шестеро погибнут 25-го сентября 1941 года во время массового расстрела, а один – второй слева в среднем ряду - в мае 1944-го в Италии в боях при Анцио солдатом американской армии.


В шесть утра в четверг 25-го сентября, посреди утренних молитв, литовские стрелки и полицаи приказали всем взрослым мужчинам встать. Отобрав 250 молодых и здоровых мужчин, многие из которых были хорошо известны всей общине, они построили их в шеренги по пять и повели в Секлуцкий лес – якобы строить гетто для женщин и детей. Перед тем, как они ушли, Альте Кац подбежала к своим сыновьям Давиду и Авигдору и сунула им банку мёда, «чтобы были силы для работы».

Read more... )

the end

Oct. 25th, 2011 12:20 am
nyat: (Buchenwald survivors kids)
Перевод из книги Яффы Элиах «There Once was a World».

начало тут: http://one-way.livejournal.com/554676.html

Часть 2-я. Судьба мужчин




http://farm7.static.flickr.com/6101/6278454259_eed1cce8a1_o.jpg
Эйшишки, 1937-1938. Из всех ребят на этой фотографии войну переживет один. Шестеро погибнут 25-го сентября 1941 года во время массового расстрела, а один – второй слева в среднем ряду - в мае 1944-го в Италии в боях при Анцио солдатом американской армии.


В шесть утра в четверг 25-го сентября, посреди утренних молитв, литовские стрелки и полицаи приказали всем взрослым мужчинам встать. Отобрав 250 молодых и здоровых мужчин, многие из которых были хорошо известны всей общине, они построили их в шеренги по пять и повели в Секлуцкий лес – якобы строить гетто для женщин и детей. Перед тем, как они ушли, Альте Кац подбежала к своим сыновьям Давиду и Авигдору и сунула им банку мёда, «чтобы были силы для работы».

Read more... )

the end

Oct. 23rd, 2011 08:24 am
nyat: (Buchenwald survivors kids)
вообще-то это новогодняя рассказка, но тогда у меня не было на нее никаких сил

Перевод из книги Яффы Элиах «There Once was a World».

Яффа Элиах (маленькая Яффа Соненсон) 23-го июня 1941 года, в день, когда немцы заняли ее родной городок.



http://farm7.static.flickr.com/6211/6278411555_346bb322a8_o.jpg

(повествование начинается в воскресенье 21-го сентября 1941 года, в эрев Рош а-Шана, в оккупированном местечке Эйшишки на границе Литвы и Белоруссии)

Part 1 )

продолжение: http://one-way.livejournal.com/555200.html


P.S. а вот еще было о Яффе и ее семье: http://one-way.livejournal.com/462165.html

the end

Oct. 23rd, 2011 08:24 am
nyat: (Buchenwald survivors kids)
вообще-то это новогодняя рассказка, но тогда у меня не было на нее никаких сил

Перевод из книги Яффы Элиах «There Once was a World».

Яффа Элиах (маленькая Яффа Соненсон) 23-го июня 1941 года, в день, когда немцы заняли ее родной городок.



http://farm7.static.flickr.com/6211/6278411555_346bb322a8_o.jpg

(повествование начинается в воскресенье 21-го сентября 1941 года, в эрев Рош а-Шана, в оккупированном местечке Эйшишки на границе Литвы и Белоруссии)

Part 1 )

продолжение: http://one-way.livejournal.com/555200.html


P.S. а вот еще было о Яффе и ее семье: http://one-way.livejournal.com/462165.html

the end

Oct. 23rd, 2011 08:24 am
nyat: (Buchenwald survivors kids)
вообще-то это новогодняя рассказка, но тогда у меня не было на нее никаких сил

Перевод из книги Яффы Элиах «There Once was a World».

Яффа Элиах (маленькая Яффа Соненсон) 23-го июня 1941 года, в день, когда немцы заняли ее родной городок.



http://farm7.static.flickr.com/6211/6278411555_346bb322a8_o.jpg

(повествование начинается в воскресенье 21-го сентября 1941 года, в эрев Рош а-Шана, в оккупированном местечке Эйшишки на границе Литвы и Белоруссии)

Part 1 )

продолжение: http://one-way.livejournal.com/555200.html


P.S. а вот еще было о Яффе и ее семье: http://one-way.livejournal.com/462165.html

the end

Oct. 23rd, 2011 08:24 am
nyat: (Buchenwald survivors kids)
вообще-то это новогодняя рассказка, но тогда у меня не было на нее никаких сил

Перевод из книги Яффы Элиах «There Once was a World».

Яффа Элиах (маленькая Яффа Соненсон) 23-го июня 1941 года, в день, когда немцы заняли ее родной городок.



http://farm7.static.flickr.com/6211/6278411555_346bb322a8_o.jpg

(повествование начинается в воскресенье 21-го сентября 1941 года, в эрев Рош а-Шана, в оккупированном местечке Эйшишки на границе Литвы и Белоруссии)

Part 1 )

продолжение: http://one-way.livejournal.com/555200.html


P.S. а вот еще было о Яффе и ее семье: http://one-way.livejournal.com/462165.html
nyat: (Default)
Представьте, что вы простой заключенный немецкого концлагеря. Год назад, чуть меньше, вас привезли в Освенцим. Вас, вашу семью, и вообще всё население вашего маленького местечка в Закарпатье, всё, что от него к тому времени осталось – вывалили из поезда на платформу в Биркенау, и там вы в последний раз видели маму, папу и братьев. Вас признали трудоспособной, обрили, дезинфицировали, проштамповали, переодели в арестантскую робу, и затем полгода заставляли носить туда сюда валуны, после чего перевели в другой лагерь, потом в третий, и вот сегодня вы лежите в бараке в вашем четвертом концлагере, Дора-Миттельбау – отлеживаетесь после тифа – и как сквозь вату слышите шум и ликование за окнами; кричат, что американцы освободили лагерь. Вы встаете и выходите на улицу – но тут же теряете сознание... Придя в себя, обнаруживаете, что вы в удобной постели в небольшой комнате, где есть стол, стул, лампа, тумбочка и даже бельевой шкаф... У вас озноб, вы тормошите шкафы в поисках теплой одежды и натыкаетесь на увесистый том – большой тяжелый альбом фотографий с металлической окантовкой по краям обложки. Вы открываете его из чистого любопытства – и на первой же странице видите себя. Нет, это было бы уже слишком. Вы видите знакомые лица – ваши земляки, соседи, друзья, ваш рабби, все на платформе в Биркенау в тот самый день – в тот майский день почти год назад, когда вы приехали в Освенцим... Пассажиры одного с вами «транспорта», едва успевшие сойти с поезда...





Read more... )

Страница за страницей, последовательность событий, вереница знакомых лиц... И это:



Срулик и Зелиг, ваши младшие братики....
О, а вот наконец и вы во всей красе – уже обриты и в трудовом строю:



...
Сегодня 9-е апреля 1945 года. Вас зовут Лили Якоб, вам девятнадцать, и вы уже пережили всех своих родных. А в руках у вас то, что позже – в другой жизни – будет называться «Альбом Лили Джейкоб» aka The Auschwitz Album.

Read more... )
nyat: (Default)
Представьте, что вы простой заключенный немецкого концлагеря. Год назад, чуть меньше, вас привезли в Освенцим. Вас, вашу семью, и вообще всё население вашего маленького местечка в Закарпатье, всё, что от него к тому времени осталось – вывалили из поезда на платформу в Биркенау, и там вы в последний раз видели маму, папу и братьев. Вас признали трудоспособной, обрили, дезинфицировали, проштамповали, переодели в арестантскую робу, и затем полгода заставляли носить туда сюда валуны, после чего перевели в другой лагерь, потом в третий, и вот сегодня вы лежите в бараке в вашем четвертом концлагере, Дора-Миттельбау – отлеживаетесь после тифа – и как сквозь вату слышите шум и ликование за окнами; кричат, что американцы освободили лагерь. Вы встаете и выходите на улицу – но тут же теряете сознание... Придя в себя, обнаруживаете, что вы в удобной постели в небольшой комнате, где есть стол, стул, лампа, тумбочка и даже бельевой шкаф... У вас озноб, вы тормошите шкафы в поисках теплой одежды и натыкаетесь на увесистый том – большой тяжелый альбом фотографий с металлической окантовкой по краям обложки. Вы открываете его из чистого любопытства – и на первой же странице видите себя. Нет, это было бы уже слишком. Вы видите знакомые лица – ваши земляки, соседи, друзья, ваш рабби, все на платформе в Биркенау в тот самый день – в тот майский день почти год назад, когда вы приехали в Освенцим... Пассажиры одного с вами «транспорта», едва успевшие сойти с поезда...





Read more... )

Страница за страницей, последовательность событий, вереница знакомых лиц... И это:



Срулик и Зелиг, ваши младшие братики....
О, а вот наконец и вы во всей красе – уже обриты и в трудовом строю:



...
Сегодня 9-е апреля 1945 года. Вас зовут Лили Якоб, вам девятнадцать, и вы уже пережили всех своих родных. А в руках у вас то, что позже – в другой жизни – будет называться «Альбом Лили Джейкоб» aka The Auschwitz Album.

Read more... )
nyat: (Default)
Представьте, что вы простой заключенный немецкого концлагеря. Год назад, чуть меньше, вас привезли в Освенцим. Вас, вашу семью, и вообще всё население вашего маленького местечка в Закарпатье, всё, что от него к тому времени осталось – вывалили из поезда на платформу в Биркенау, и там вы в последний раз видели маму, папу и братьев. Вас признали трудоспособной, обрили, дезинфицировали, проштамповали, переодели в арестантскую робу, и затем полгода заставляли носить туда сюда валуны, после чего перевели в другой лагерь, потом в третий, и вот сегодня вы лежите в бараке в вашем четвертом концлагере, Дора-Миттельбау – отлеживаетесь после тифа – и как сквозь вату слышите шум и ликование за окнами; кричат, что американцы освободили лагерь. Вы встаете и выходите на улицу – но тут же теряете сознание... Придя в себя, обнаруживаете, что вы в удобной постели в небольшой комнате, где есть стол, стул, лампа, тумбочка и даже бельевой шкаф... У вас озноб, вы тормошите шкафы в поисках теплой одежды и натыкаетесь на увесистый том – большой тяжелый альбом фотографий с металлической окантовкой по краям обложки. Вы открываете его из чистого любопытства – и на первой же странице видите себя. Нет, это было бы уже слишком. Вы видите знакомые лица – ваши земляки, соседи, друзья, ваш рабби, все на платформе в Биркенау в тот самый день – в тот майский день почти год назад, когда вы приехали в Освенцим... Пассажиры одного с вами «транспорта», едва успевшие сойти с поезда...





Read more... )

Страница за страницей, последовательность событий, вереница знакомых лиц... И это:



Срулик и Зелиг, ваши младшие братики....
О, а вот наконец и вы во всей красе – уже обриты и в трудовом строю:



...
Сегодня 9-е апреля 1945 года. Вас зовут Лили Якоб, вам девятнадцать, и вы уже пережили всех своих родных. А в руках у вас то, что позже – в другой жизни – будет называться «Альбом Лили Джейкоб» aka The Auschwitz Album.

Read more... )
nyat: (Default)
Представьте, что вы простой заключенный немецкого концлагеря. Год назад, чуть меньше, вас привезли в Освенцим. Вас, вашу семью, и вообще всё население вашего маленького местечка в Закарпатье, всё, что от него к тому времени осталось – вывалили из поезда на платформу в Биркенау, и там вы в последний раз видели маму, папу и братьев. Вас признали трудоспособной, обрили, дезинфицировали, проштамповали, переодели в арестантскую робу, и затем полгода заставляли носить туда сюда валуны, после чего перевели в другой лагерь, потом в третий, и вот сегодня вы лежите в бараке в вашем четвертом концлагере, Дора-Миттельбау – отлеживаетесь после тифа – и как сквозь вату слышите шум и ликование за окнами; кричат, что американцы освободили лагерь. Вы встаете и выходите на улицу – но тут же теряете сознание... Придя в себя, обнаруживаете, что вы в удобной постели в небольшой комнате, где есть стол, стул, лампа, тумбочка и даже бельевой шкаф... У вас озноб, вы тормошите шкафы в поисках теплой одежды и натыкаетесь на увесистый том – большой тяжелый альбом фотографий с металлической окантовкой по краям обложки. Вы открываете его из чистого любопытства – и на первой же странице видите себя. Нет, это было бы уже слишком. Вы видите знакомые лица – ваши земляки, соседи, друзья, ваш рабби, все на платформе в Биркенау в тот самый день – в тот майский день почти год назад, когда вы приехали в Освенцим... Пассажиры одного с вами «транспорта», едва успевшие сойти с поезда...





Read more... )

Страница за страницей, последовательность событий, вереница знакомых лиц... И это:



Срулик и Зелиг, ваши младшие братики....
О, а вот наконец и вы во всей красе – уже обриты и в трудовом строю:



...
Сегодня 9-е апреля 1945 года. Вас зовут Лили Якоб, вам девятнадцать, и вы уже пережили всех своих родных. А в руках у вас то, что позже – в другой жизни – будет называться «Альбом Лили Джейкоб» aka The Auschwitz Album.

Read more... )
nyat: (Default)
Когда людей привозили в Освенцим, у них отбирали все личные вещи, всё, что они привезли с собой, даже одежду и обувь, в которой они приехали. Им не оставляли ничего, что напоминало бы о прошлой жизни. Вещи свозили на склад, сортировали, паковали, и отправляли в Рейх – всему находилось применение на благо Германии. Вернее, почти всему. Та же судьба, что ждала заключенных – смерть и небытие, та же судьба была уготована и их воспоминаниям – письмам и личным фотографиям. Любые фотографии, найденные среди вещей, уничтожались. Исключение из этого правила случилось лишь однажды – в один из первых трех дней августа 1943-го, когда в Освенцим пришли последние поезда из гетто в Бендзине и Сосновце. (Между прочим, в одном из этих поездов в Освенцим приехала Элла Гертнер и, возможно, Регина Сафирштайн.) В этот раз заключенные, сортировавшие вещи на складе – эту часть лагеря прозвали «Канадой», такое там было изобилие всего – не сожгли личные фотографии, а сохранили их и спрятали. Всего около двух с половиной тысяч фотографий – только лишь за один день. Часть из них собрана в книге «Последний альбом». Автор книги Анна Вейс случайно наткнулась на них в хранилище в Освенциме в середине 80-х, и с тех пор она ведет проект «Глаза из пепла» (ну и названьице...) – пытается опознать тех, кто на фото, и узнать имена тех, с кем фотографии могли попасть в Освенцим.

Я покажу вам штук шестьдесят – капля в море. Некоторые подписаны. О других так ничего и неизвестно. У нескольких нашлись владельцы, кто-то узнал себя или знакомых. Это лица погибших, их детей, их родных и друзей – тех, кто был им дорог, тех, кому были дороги они.

Read more... )


nyat: (Default)
Когда людей привозили в Освенцим, у них отбирали все личные вещи, всё, что они привезли с собой, даже одежду и обувь, в которой они приехали. Им не оставляли ничего, что напоминало бы о прошлой жизни. Вещи свозили на склад, сортировали, паковали, и отправляли в Рейх – всему находилось применение на благо Германии. Вернее, почти всему. Та же судьба, что ждала заключенных – смерть и небытие, та же судьба была уготована и их воспоминаниям – письмам и личным фотографиям. Любые фотографии, найденные среди вещей, уничтожались. Исключение из этого правила случилось лишь однажды – в один из первых трех дней августа 1943-го, когда в Освенцим пришли последние поезда из гетто в Бендзине и Сосновце. (Между прочим, в одном из этих поездов в Освенцим приехала Элла Гертнер и, возможно, Регина Сафирштайн.) В этот раз заключенные, сортировавшие вещи на складе – эту часть лагеря прозвали «Канадой», такое там было изобилие всего – не сожгли личные фотографии, а сохранили их и спрятали. Всего около двух с половиной тысяч фотографий – только лишь за один день. Часть из них собрана в книге «Последний альбом». Автор книги Анна Вейс случайно наткнулась на них в хранилище в Освенциме в середине 80-х, и с тех пор она ведет проект «Глаза из пепла» (ну и названьице...) – пытается опознать тех, кто на фото, и узнать имена тех, с кем фотографии могли попасть в Освенцим.

Я покажу вам штук шестьдесят – капля в море. Некоторые подписаны. О других так ничего и неизвестно. У нескольких нашлись владельцы, кто-то узнал себя или знакомых. Это лица погибших, их детей, их родных и друзей – тех, кто был им дорог, тех, кому были дороги они.

Read more... )


nyat: (Default)
Когда людей привозили в Освенцим, у них отбирали все личные вещи, всё, что они привезли с собой, даже одежду и обувь, в которой они приехали. Им не оставляли ничего, что напоминало бы о прошлой жизни. Вещи свозили на склад, сортировали, паковали, и отправляли в Рейх – всему находилось применение на благо Германии. Вернее, почти всему. Та же судьба, что ждала заключенных – смерть и небытие, та же судьба была уготована и их воспоминаниям – письмам и личным фотографиям. Любые фотографии, найденные среди вещей, уничтожались. Исключение из этого правила случилось лишь однажды – в один из первых трех дней августа 1943-го, когда в Освенцим пришли последние поезда из гетто в Бендзине и Сосновце. (Между прочим, в одном из этих поездов в Освенцим приехала Элла Гертнер и, возможно, Регина Сафирштайн.) В этот раз заключенные, сортировавшие вещи на складе – эту часть лагеря прозвали «Канадой», такое там было изобилие всего – не сожгли личные фотографии, а сохранили их и спрятали. Всего около двух с половиной тысяч фотографий – только лишь за один день. Часть из них собрана в книге «Последний альбом». Автор книги Анна Вейс случайно наткнулась на них в хранилище в Освенциме в середине 80-х, и с тех пор она ведет проект «Глаза из пепла» (ну и названьице...) – пытается опознать тех, кто на фото, и узнать имена тех, с кем фотографии могли попасть в Освенцим.

Я покажу вам штук шестьдесят – капля в море. Некоторые подписаны. О других так ничего и неизвестно. У нескольких нашлись владельцы, кто-то узнал себя или знакомых. Это лица погибших, их детей, их родных и друзей – тех, кто был им дорог, тех, кому были дороги они.

Read more... )


nyat: (Default)
Когда людей привозили в Освенцим, у них отбирали все личные вещи, всё, что они привезли с собой, даже одежду и обувь, в которой они приехали. Им не оставляли ничего, что напоминало бы о прошлой жизни. Вещи свозили на склад, сортировали, паковали, и отправляли в Рейх – всему находилось применение на благо Германии. Вернее, почти всему. Та же судьба, что ждала заключенных – смерть и небытие, та же судьба была уготована и их воспоминаниям – письмам и личным фотографиям. Любые фотографии, найденные среди вещей, уничтожались. Исключение из этого правила случилось лишь однажды – в один из первых трех дней августа 1943-го, когда в Освенцим пришли последние поезда из гетто в Бендзине и Сосновце. (Между прочим, в одном из этих поездов в Освенцим приехала Элла Гертнер и, возможно, Регина Сафирштайн.) В этот раз заключенные, сортировавшие вещи на складе – эту часть лагеря прозвали «Канадой», такое там было изобилие всего – не сожгли личные фотографии, а сохранили их и спрятали. Всего около двух с половиной тысяч фотографий – только лишь за один день. Часть из них собрана в книге «Последний альбом». Автор книги Анна Вейс случайно наткнулась на них в хранилище в Освенциме в середине 80-х, и с тех пор она ведет проект «Глаза из пепла» (ну и названьице...) – пытается опознать тех, кто на фото, и узнать имена тех, с кем фотографии могли попасть в Освенцим.

Я покажу вам штук шестьдесят – капля в море. Некоторые подписаны. О других так ничего и неизвестно. У нескольких нашлись владельцы, кто-то узнал себя или знакомых. Это лица погибших, их детей, их родных и друзей – тех, кто был им дорог, тех, кому были дороги они.

Read more... )


nyat: (Buchenwald survivors kids)

На обороте фотографии написано «Шошана и Шошана. Кто нас различит?»

Read more... )

November 2013

S M T W T F S
      1 2
34 56789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 27th, 2017 01:43 am
Powered by Dreamwidth Studios