nyat: (Buchenwald survivors kids)
продолжение.
часть 1: http://toh-kee-tay.livejournal.com/628071.html
часть 2: http://toh-kee-tay.livejournal.com/628882.html
часть 3: http://toh-kee-tay.livejournal.com/631619.html




18-го января 1945 года Миша в числе примерно полутора тысяч заключенных лагея B-IID отправился из Освенцима маршем смерти. В Освенциме он провел 13 месяцев.

Стоял страшный мороз, сухой мороз, под двадцать градусов, наверное. Хрустящий снег. Ноги закоченели, а на мне были кожаные ботинки, и движение согревало нас, но вот носков не было. Тогда, следуя чьему-то совету, я обернул ноги газетой – и это очень помогло, и я шел с газетой в ботинках следующие три-четыре дня. И вот мы идем колонной в сторону города Гляйвица. От усталости и жажды я начинаю потихоньку сходить с ума. Я говорю, не могу больше идти, мне ответили – можешь и будешь идти, взяли меня под руки и заставили идти дальше. Мы шли два дня подряд и часам к девяти-десяти вечера я совсем обессилел. Но тут мы увидели в снегу, прямо в снегу в канаве - мертвые тела.





Их убили, должно быть, час или два назад. Они больше не могли идти, и их застрелили и бросили в канаву. От этого зрелища я перепугался до чертиков.

Read more... )

Продолжение следует.
nyat: (Buchenwald survivors kids)
Наверное, для каждого его плен – самый долгий, его свобода – самая сладкая, его марш смерти – самый мучительный.

Два месяца гнали их в лютую стужу, босых, полуодетых, избитых, израненых, неделями не евших ни крошки, вместо воды – грязный снег под ногами. Из всей почти полуторатысячной колонны их оставалось не более трехсот. «До меня не сразу дошло, что все эти существа – женщины...»

А в городках по обочинам дороги поглазеть на них собираются местные, тепло укутанные, сытые, от мороза румяные, любопытные. «Мама, мама, дай мне своё обручальное кольцо, и я обменяю его на хлеб...» Обручальное кольцо! Как она сохранила его – в голодном гетто, в лагере, в этой колонне – один бог ведает, но сохранила – потому что верила, что он жив, и что когда-нибудь они снова будут вместе. Но шестнадцатилетней девчонке наплевать: ломоть хлеба с холодной картошкой сверху сию же минуту – да за это не жаль и десяти обручальных колец! «Я не думала о том, как вернуться обратно, какая разница, главное – хлеб. Я взяла кольцо, мама пожелала мне удачи, ее пальцы были обморожены и не двигались. Ханна терпела молча. Мы расстались. Всё. Больше я никогда их не увижу.» Она выскользнула из колонны мимо охраны, нырнула в какие-то стойла с несколькими лошадками и там затаилась. Вошел паренёк, и она немедленно спросила по-немецки, не обменяет ли он ей кольцо на хлеб. Паренёк взял кольцо, исчез и вскоре вернулся – с полицией. Оказалось, там был полицейский участок, и они всей толпой погнали ее с пистолетами и вилами обратно в колонну марша смерти. «Они кричали, что я оскверняю собой их очищенный от евреев город!» Через несколько минут она предприняла вторую попытку. В этот раз конвой сразу же заметил ее, и вслед ей полетели пули. «Больше всего я боялась, что мама увидит, как меня застрелят, и я бежала изо всех сил на обмороженных ногах – спрятаться за спинами зевак, чтобы она ничего не увидела, потому что она же была там... Я протиснулась сквозь толпу, вбежала в хлев у дороги, упала в кормушку и осталась лежать, ожидая своих убийц.» ...Сара Матузон, ее зовут Сара Матузон, день – 26-е января 1945 года, а городок, как она потом узнает, называется Гросс Големкау, километрах в тридцати к югу от Данцига.

Read more... )



crossposted to foto-history
crossposted to ru_history

nyat: (Buchenwald survivors kids)
Наверное, для каждого его плен – самый долгий, его свобода – самая сладкая, его марш смерти – самый мучительный.

Два месяца гнали их в лютую стужу, босых, полуодетых, избитых, израненых, неделями не евших ни крошки, вместо воды – грязный снег под ногами. Из всей почти полуторатысячной колонны их оставалось не более трехсот. «До меня не сразу дошло, что все эти существа – женщины...»

А в городках по обочинам дороги поглазеть на них собираются местные, тепло укутанные, сытые, от мороза румяные, любопытные. «Мама, мама, дай мне своё обручальное кольцо, и я обменяю его на хлеб...» Обручальное кольцо! Как она сохранила его – в голодном гетто, в лагере, в этой колонне – один бог ведает, но сохранила – потому что верила, что он жив, и что когда-нибудь они снова будут вместе. Но шестнадцатилетней девчонке наплевать: ломоть хлеба с холодной картошкой сверху сию же минуту – да за это не жаль и десяти обручальных колец! «Я не думала о том, как вернуться обратно, какая разница, главное – хлеб. Я взяла кольцо, мама пожелала мне удачи, ее пальцы были обморожены и не двигались. Ханна терпела молча. Мы расстались. Всё. Больше я никогда их не увижу.» Она выскользнула из колонны мимо охраны, нырнула в какие-то стойла с несколькими лошадками и там затаилась. Вошел паренёк, и она немедленно спросила по-немецки, не обменяет ли он ей кольцо на хлеб. Паренёк взял кольцо, исчез и вскоре вернулся – с полицией. Оказалось, там был полицейский участок, и они всей толпой погнали ее с пистолетами и вилами обратно в колонну марша смерти. «Они кричали, что я оскверняю собой их очищенный от евреев город!» Через несколько минут она предприняла вторую попытку. В этот раз конвой сразу же заметил ее, и вслед ей полетели пули. «Больше всего я боялась, что мама увидит, как меня застрелят, и я бежала изо всех сил на обмороженных ногах – спрятаться за спинами зевак, чтобы она ничего не увидела, потому что она же была там... Я протиснулась сквозь толпу, вбежала в хлев у дороги, упала в кормушку и осталась лежать, ожидая своих убийц.» ...Сара Матузон, ее зовут Сара Матузон, день – 26-е января 1945 года, а городок, как она потом узнает, называется Гросс Големкау, километрах в тридцати к югу от Данцига.

Read more... )



crossposted to foto-history
crossposted to ru_history

nyat: (Buchenwald survivors kids)
Наверное, для каждого его плен – самый долгий, его свобода – самая сладкая, его марш смерти – самый мучительный.

Два месяца гнали их в лютую стужу, босых, полуодетых, избитых, израненых, неделями не евших ни крошки, вместо воды – грязный снег под ногами. Из всей почти полуторатысячной колонны их оставалось не более трехсот. «До меня не сразу дошло, что все эти существа – женщины...»

А в городках по обочинам дороги поглазеть на них собираются местные, тепло укутанные, сытые, от мороза румяные, любопытные. «Мама, мама, дай мне своё обручальное кольцо, и я обменяю его на хлеб...» Обручальное кольцо! Как она сохранила его – в голодном гетто, в лагере, в этой колонне – один бог ведает, но сохранила – потому что верила, что он жив, и что когда-нибудь они снова будут вместе. Но шестнадцатилетней девчонке наплевать: ломоть хлеба с холодной картошкой сверху сию же минуту – да за это не жаль и десяти обручальных колец! «Я не думала о том, как вернуться обратно, какая разница, главное – хлеб. Я взяла кольцо, мама пожелала мне удачи, ее пальцы были обморожены и не двигались. Ханна терпела молча. Мы расстались. Всё. Больше я никогда их не увижу.» Она выскользнула из колонны мимо охраны, нырнула в какие-то стойла с несколькими лошадками и там затаилась. Вошел паренёк, и она немедленно спросила по-немецки, не обменяет ли он ей кольцо на хлеб. Паренёк взял кольцо, исчез и вскоре вернулся – с полицией. Оказалось, там был полицейский участок, и они всей толпой погнали ее с пистолетами и вилами обратно в колонну марша смерти. «Они кричали, что я оскверняю собой их очищенный от евреев город!» Через несколько минут она предприняла вторую попытку. В этот раз конвой сразу же заметил ее, и вслед ей полетели пули. «Больше всего я боялась, что мама увидит, как меня застрелят, и я бежала изо всех сил на обмороженных ногах – спрятаться за спинами зевак, чтобы она ничего не увидела, потому что она же была там... Я протиснулась сквозь толпу, вбежала в хлев у дороги, упала в кормушку и осталась лежать, ожидая своих убийц.» ...Сара Матузон, ее зовут Сара Матузон, день – 26-е января 1945 года, а городок, как она потом узнает, называется Гросс Големкау, километрах в тридцати к югу от Данцига.

Read more... )
nyat: (Buchenwald survivors kids)
And if one in ten could be that brave
I would never hate again.

(an old ballad)

Ежи Белецкий был одним из тех людей, что нигде не пропадут. Ежи Белецкий был одним из тех немногих, кому удалось бежать из Освенцима. Ежи Белецкий был единственным, кто сделал это открыто, через дверь, и в компании дамы сердца. 21 июня 1944 года заключенный номер 243 Ежи Белецкий и заключенная номер 29558 Циля Цибульская вышли из ворот Освенцима и неспеша удалились в неизвестном направлении.

Ниже я просто переведу отличную заметку авторства The Associated Press о Ежи и Циле, опубликованную пару лет назад, с попутными комментариями из других источников.




(AP) Чем ближе к воротам, тем увереннее он был, что его застрелят.

21-е июня 1944 года. Ежи Белецкий, переодетый офицером СС, среди бела дня ведёт через концлагерь Освенцим свою подружку еврейку Цилю Цибульскую. Колени его подгибаются от страха, а он при этом с суровым видом твердо шагает по длинной посыпанной гравием дорожке к пропускному пункту.

Часовой хмуро взглянул в их фальшивый пропуск, затем долго, кажется целую вечность, пристально изучал обоих – и наконец произнес волшебные слова: «Ja, danke» – и выпустил Ежи и Цилю на свободу.

Узники Освенцима мрачно шутили, что сбежать оттуда можно только через дымоход. Наша пара оказалась в числе тех немногих, кому удалось проскользнуть в боковую дверь.

Read more... )
nyat: (Buchenwald survivors kids)
And if one in ten could be that brave
I would never hate again.

(an old ballad)

Ежи Белецкий был одним из тех людей, что нигде не пропадут. Ежи Белецкий был одним из тех немногих, кому удалось бежать из Освенцима. Ежи Белецкий был единственным, кто сделал это открыто, через дверь, и в компании дамы сердца. 21 июня 1944 года заключенный номер 243 Ежи Белецкий и заключенная номер 29558 Циля Цибульская вышли из ворот Освенцима и неспеша удалились в неизвестном направлении.

Ниже я просто переведу отличную заметку авторства The Associated Press о Ежи и Циле, опубликованную пару лет назад, с попутными комментариями из других источников.




(AP) Чем ближе к воротам, тем увереннее он был, что его застрелят.

21-е июня 1944 года. Ежи Белецкий, переодетый офицером СС, среди бела дня ведёт через концлагерь Освенцим свою подружку еврейку Цилю Цибульскую. Колени его подгибаются от страха, а он при этом с суровым видом твердо шагает по длинной посыпанной гравием дорожке к пропускному пункту.

Часовой хмуро взглянул в их фальшивый пропуск, затем долго, кажется целую вечность, пристально изучал обоих – и наконец произнес волшебные слова: «Ja, danke» – и выпустил Ежи и Цилю на свободу.

Узники Освенцима мрачно шутили, что сбежать оттуда можно только через дымоход. Наша пара оказалась в числе тех немногих, кому удалось проскользнуть в боковую дверь.

Read more... )
nyat: (Buchenwald survivors kids)
And if one in ten could be that brave
I would never hate again.

(an old ballad)

Ежи Белецкий был одним из тех людей, что нигде не пропадут. Ежи Белецкий был одним из тех немногих, кому удалось бежать из Освенцима. Ежи Белецкий был единственным, кто сделал это открыто, через дверь, и в компании дамы сердца. 21 июня 1944 года заключенный номер 243 Ежи Белецкий и заключенная номер 29558 Циля Цибульская вышли из ворот Освенцима и неспеша удалились в неизвестном направлении.

Ниже я просто переведу отличную заметку авторства The Associated Press о Ежи и Циле, опубликованную пару лет назад, с попутными комментариями из других источников.




(AP) Чем ближе к воротам, тем увереннее он был, что его застрелят.

21-е июня 1944 года. Ежи Белецкий, переодетый офицером СС, среди бела дня ведёт через концлагерь Освенцим свою подружку еврейку Цилю Цибульскую. Колени его подгибаются от страха, а он при этом с суровым видом твердо шагает по длинной посыпанной гравием дорожке к пропускному пункту.

Часовой хмуро взглянул в их фальшивый пропуск, затем долго, кажется целую вечность, пристально изучал обоих – и наконец произнес волшебные слова: «Ja, danke» – и выпустил Ежи и Цилю на свободу.

Узники Освенцима мрачно шутили, что сбежать оттуда можно только через дымоход. Наша пара оказалась в числе тех немногих, кому удалось проскользнуть в боковую дверь.

Read more... )
nyat: (Buchenwald survivors kids)
And if one in ten could be that brave
I would never hate again.

(an old ballad)

Ежи Белецкий был одним из тех людей, что нигде не пропадут. Ежи Белецкий был одним из тех немногих, кому удалось бежать из Освенцима. Ежи Белецкий был единственным, кто сделал это открыто, через дверь, и в компании дамы сердца. 21 июня 1944 года заключенный номер 243 Ежи Белецкий и заключенная номер 29558 Циля Цибульская вышли из ворот Освенцима и неспеша удалились в неизвестном направлении.

Ниже я просто переведу отличную заметку авторства The Associated Press о Ежи и Циле, опубликованную пару лет назад, с попутными комментариями из других источников.




(AP) Чем ближе к воротам, тем увереннее он был, что его застрелят.

21-е июня 1944 года. Ежи Белецкий, переодетый офицером СС, среди бела дня ведёт через концлагерь Освенцим свою подружку еврейку Цилю Цибульскую. Колени его подгибаются от страха, а он при этом с суровым видом твердо шагает по длинной посыпанной гравием дорожке к пропускному пункту.

Часовой хмуро взглянул в их фальшивый пропуск, затем долго, кажется целую вечность, пристально изучал обоих – и наконец произнес волшебные слова: «Ja, danke» – и выпустил Ежи и Цилю на свободу.

Узники Освенцима мрачно шутили, что сбежать оттуда можно только через дымоход. Наша пара оказалась в числе тех немногих, кому удалось проскользнуть в боковую дверь.

Read more... )
nyat: (Buchenwald survivors kids)
... и не смотря ни на что, я не помню, чтобы я плакал. Но один случай навсегда врезался мне в память. Это было на угольной шахте, в Рождество. Шахтер принес мне пирожное. И я хотел оставить половину для моего брата Бено, он лежал больной в лагере. Но шахтер пришел в ужас, он сказал: «Убить меня хочешь? Мне тогда конец, меня отправят в лагерь, если увидят, что я дал тебе пирожное.» И заставил меня съесть его целиком. И я помню, что когда я вернулся вечером в лагерь и рассказал брату, что не смог оставить ему пол-пирожного, то разрыдался со страшной силой. Мое горе от того, что я не смог поделиться с ним этим пирожным и съел его сам, было непередаваемым...

Read more... )
nyat: (Buchenwald survivors kids)
... и не смотря ни на что, я не помню, чтобы я плакал. Но один случай навсегда врезался мне в память. Это было на угольной шахте, в Рождество. Шахтер принес мне пирожное. И я хотел оставить половину для моего брата Бено, он лежал больной в лагере. Но шахтер пришел в ужас, он сказал: «Убить меня хочешь? Мне тогда конец, меня отправят в лагерь, если увидят, что я дал тебе пирожное.» И заставил меня съесть его целиком. И я помню, что когда я вернулся вечером в лагерь и рассказал брату, что не смог оставить ему пол-пирожного, то разрыдался со страшной силой. Мое горе от того, что я не смог поделиться с ним этим пирожным и съел его сам, было непередаваемым...

Read more... )
nyat: (Buchenwald survivors kids)
... и не смотря ни на что, я не помню, чтобы я плакал. Но один случай навсегда врезался мне в память. Это было на угольной шахте, в Рождество. Шахтер принес мне пирожное. И я хотел оставить половину для моего брата Бено, он лежал больной в лагере. Но шахтер пришел в ужас, он сказал: «Убить меня хочешь? Мне тогда конец, меня отправят в лагерь, если увидят, что я дал тебе пирожное.» И заставил меня съесть его целиком. И я помню, что когда я вернулся вечером в лагерь и рассказал брату, что не смог оставить ему пол-пирожного, то разрыдался со страшной силой. Мое горе от того, что я не смог поделиться с ним этим пирожным и съел его сам, было непередаваемым...

Read more... )
nyat: (Buchenwald survivors kids)
... и не смотря ни на что, я не помню, чтобы я плакал. Но один случай навсегда врезался мне в память. Это было на угольной шахте, в Рождество. Шахтер принес мне пирожное. И я хотел оставить половину для моего брата Бено, он лежал больной в лагере. Но шахтер пришел в ужас, он сказал: «Убить меня хочешь? Мне тогда конец, меня отправят в лагерь, если увидят, что я дал тебе пирожное.» И заставил меня съесть его целиком. И я помню, что когда я вернулся вечером в лагерь и рассказал брату, что не смог оставить ему пол-пирожного, то разрыдался со страшной силой. Мое горе от того, что я не смог поделиться с ним этим пирожным и съел его сам, было непередаваемым...

Read more... )
nyat: (up in flames)
Turn me loose from your hands
Let me fly to distant lands



большая: http://farm7.static.flickr.com/6235/6346245526_b75b133bb5_o.jpg
Площадь Одеонсплац, Мюнхен, 1937 год.

Очень мне нравится эта фотография. Это Берта и Инге Энгельхард - героини фильма о Киндертранспорте: http://one-way.livejournal.com/tag/kindertransport

Тут они еще не знают, что им предстоит и как скоро.
nyat: (up in flames)
Turn me loose from your hands
Let me fly to distant lands



большая: http://farm7.static.flickr.com/6235/6346245526_b75b133bb5_o.jpg
Площадь Одеонсплац, Мюнхен, 1937 год.

Очень мне нравится эта фотография. Это Берта и Инге Энгельхард - героини фильма о Киндертранспорте: http://one-way.livejournal.com/tag/kindertransport

Тут они еще не знают, что им предстоит и как скоро.
nyat: (up in flames)
Turn me loose from your hands
Let me fly to distant lands



большая: http://farm7.static.flickr.com/6235/6346245526_b75b133bb5_o.jpg
Площадь Одеонсплац, Мюнхен, 1937 год.

Очень мне нравится эта фотография. Это Берта и Инге Энгельхард - героини фильма о Киндертранспорте: http://one-way.livejournal.com/tag/kindertransport

Тут они еще не знают, что им предстоит и как скоро.
nyat: (up in flames)
к старому посту: http://one-way.livejournal.com/531222.html

Turn me loose from your hands
Let me fly to distant lands



большая: http://farm7.static.flickr.com/6235/6346245526_b75b133bb5_o.jpg
Площадь Одеонсплац, Мюнхен, 1937 год.

Очень мне нравится эта фотография. Это Берта и Инге Энгельхард - героини фильма о Киндертранспорте: http://one-way.livejournal.com/tag/kindertransport

Тут они еще не знают, что им предстоит и как скоро.

the end

Oct. 27th, 2011 03:23 pm
nyat: (Buchenwald survivors kids)
Перевод из книги Яффы Элиах «There Once was a World».

начало тут: http://one-way.livejournal.com/554676.html и тут: http://one-way.livejournal.com/555200.html

Часть 3-я. Судьба женщин



После того как всех мужчин убили, охранять женщин на Лошадином рынке осталось всего несколько литовских стрелков. Решили, что они слишком напуганы, чтобы бежать. Большинство убийц кутили в городе, отмечая сегодняшний день; часть отправили в Тракай за патронами для расстрела женщин и детей, а то запасы подходили к концу. И так, в четверг нескольким смельчакам удалось подойти к женщинам и обсудить с ними планы побега. Семьи Моше Соненсона, Шошке Вайн, Блахаровичи, Кагановичи, Добка Кремин и еще несколько человек обязаны жизнью местным полякам, в последнюю минуту пришедшим им на помощь.

Шошке (Шошана) Вайн сидит впереди всех. Давным-давно, летом 1926-го года


http://farm7.static.flickr.com/6092/6286340313_7286b5993e_o.jpg

Read more... )

the end

Oct. 27th, 2011 03:23 pm
nyat: (Buchenwald survivors kids)
Перевод из книги Яффы Элиах «There Once was a World».

начало тут: http://one-way.livejournal.com/554676.html и тут: http://one-way.livejournal.com/555200.html

Часть 3-я. Судьба женщин



После того как всех мужчин убили, охранять женщин на Лошадином рынке осталось всего несколько литовских стрелков. Решили, что они слишком напуганы, чтобы бежать. Большинство убийц кутили в городе, отмечая сегодняшний день; часть отправили в Тракай за патронами для расстрела женщин и детей, а то запасы подходили к концу. И так, в четверг нескольким смельчакам удалось подойти к женщинам и обсудить с ними планы побега. Семьи Моше Соненсона, Шошке Вайн, Блахаровичи, Кагановичи, Добка Кремин и еще несколько человек обязаны жизнью местным полякам, в последнюю минуту пришедшим им на помощь.

Шошке (Шошана) Вайн сидит впереди всех. Давным-давно, летом 1926-го года


http://farm7.static.flickr.com/6092/6286340313_7286b5993e_o.jpg

Read more... )

the end

Oct. 27th, 2011 03:23 pm
nyat: (Buchenwald survivors kids)
Перевод из книги Яффы Элиах «There Once was a World».

начало тут: http://one-way.livejournal.com/554676.html и тут: http://one-way.livejournal.com/555200.html

Часть 3-я. Судьба женщин



После того как всех мужчин убили, охранять женщин на Лошадином рынке осталось всего несколько литовских стрелков. Решили, что они слишком напуганы, чтобы бежать. Большинство убийц кутили в городе, отмечая сегодняшний день; часть отправили в Тракай за патронами для расстрела женщин и детей, а то запасы подходили к концу. И так, в четверг нескольким смельчакам удалось подойти к женщинам и обсудить с ними планы побега. Семьи Моше Соненсона, Шошке Вайн, Блахаровичи, Кагановичи, Добка Кремин и еще несколько человек обязаны жизнью местным полякам, в последнюю минуту пришедшим им на помощь.

Шошке (Шошана) Вайн сидит впереди всех. Давным-давно, летом 1926-го года


http://farm7.static.flickr.com/6092/6286340313_7286b5993e_o.jpg

Read more... )

the end

Oct. 27th, 2011 03:23 pm
nyat: (Buchenwald survivors kids)
Перевод из книги Яффы Элиах «There Once was a World».

начало тут: http://one-way.livejournal.com/554676.html и тут: http://one-way.livejournal.com/555200.html

Часть 3-я. Судьба женщин



После того как всех мужчин убили, охранять женщин на Лошадином рынке осталось всего несколько литовских стрелков. Решили, что они слишком напуганы, чтобы бежать. Большинство убийц кутили в городе, отмечая сегодняшний день; часть отправили в Тракай за патронами для расстрела женщин и детей, а то запасы подходили к концу. И так, в четверг нескольким смельчакам удалось подойти к женщинам и обсудить с ними планы побега. Семьи Моше Соненсона, Шошке Вайн, Блахаровичи, Кагановичи, Добка Кремин и еще несколько человек обязаны жизнью местным полякам, в последнюю минуту пришедшим им на помощь.

Шошке (Шошана) Вайн сидит впереди всех. Давным-давно, летом 1926-го года


http://farm7.static.flickr.com/6092/6286340313_7286b5993e_o.jpg

Read more... )

the end

Oct. 25th, 2011 12:20 am
nyat: (Buchenwald survivors kids)
Перевод из книги Яффы Элиах «There Once was a World».

начало тут: http://one-way.livejournal.com/554676.html

Часть 2-я. Судьба мужчин




http://farm7.static.flickr.com/6101/6278454259_eed1cce8a1_o.jpg
Эйшишки, 1937-1938. Из всех ребят на этой фотографии войну переживет один. Шестеро погибнут 25-го сентября 1941 года во время массового расстрела, а один – второй слева в среднем ряду - в мае 1944-го в Италии в боях при Анцио солдатом американской армии.


В шесть утра в четверг 25-го сентября, посреди утренних молитв, литовские стрелки и полицаи приказали всем взрослым мужчинам встать. Отобрав 250 молодых и здоровых мужчин, многие из которых были хорошо известны всей общине, они построили их в шеренги по пять и повели в Секлуцкий лес – якобы строить гетто для женщин и детей. Перед тем, как они ушли, Альте Кац подбежала к своим сыновьям Давиду и Авигдору и сунула им банку мёда, «чтобы были силы для работы».

Read more... )

November 2013

S M T W T F S
      1 2
34 56789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 22nd, 2017 01:43 pm
Powered by Dreamwidth Studios